ВедомостиВедомости

Пост-релиз

«Единственный способ заработать на стартапе вменяемые деньги – инвестировать с ориентацией на глобальный рынок», - венчурный инвестор Константин Виноградов



«Единственный способ заработать на стартапе вменяемые деньги – инвестировать с ориентацией на глобальный рынок», - заявил Константин Виноградов, инвестиционный директор международного венчурного фонда Runa Capital, инвестирующего в IT-стартапы на ранних стадиях, на закрытой бизнес-встрече инвесторов, владельцев бизнесов и экономистов «Рецессия со знаком плюс. Как пережить экономические катаклизмы», организованной инвестиционной компанией «ВЕЛЕС Капитал» в партнерстве с «Ведомости Конференции».

«Технологии являются новым генератором богатства, - отметил К. Виноградов. - Лет 20 назад в списке крупнейших компаний по капитализации «Форбс» доля технологических компаний была незначительной. Сейчас больше четверти капитализации из топ-100 компаний в мире формируют компании сферы технологий. Значительная часть миллиардеров создали свое богатство в основном на базе IT. Тренд заключается в том, что количество людей, сделавших много денег на технологиях, будет становиться все больше и больше», - отметил К.Виноградов, добавив при этом, что венчурные фонды берут на себя технологические риски, риски вывода на рынок совершенно новых технологических продуктов, пытаясь на этом заработать, «и у них это в целом неплохо получается».

«Даже фонды, которые создавались до кризиса в 2005-2006 годах, смогли стать прибыльными, кроме четверти самых плохих фондов, которые показали отрицательную доходность, - подчеркнул К. Виноградов. - Все остальные показывали доходность не менее 5% годовых в долларах на всем диапазоне. Самые топовые фонды, которые запускались после 2010 года, показывали около 20% годовых в долларах и выше».

«В целом сейчас один из лучших моментов для венчурного капитала, - считает
К. Виноградов. - Огромное количество экзитов на рынке. Все больше крупных компаний начинают покупать стартапы, и это именно тот момент, когда венчурные инвесторы начинают зарабатывать деньги». Например, объем выходов на американском рынке - средств, полученных основателями стартапов и их венчурными инвесторами при продаже акций при M&A или IPO за первую половину 2019 года, уже превысил весь 2018 год, отметил К. Виноградов.

«Все больше крупных компаний покупают стартапы просто потому, что не все продукты и разработки могут сделать внутри. Даже если у вас есть огромное количество умных людей и условно бесконечное количество денег, как у Google и Apple, все равно - даже такие гиганты регулярно покупают стартапы, а венчурные инвесторы на этом зарабатывают», - отметил К. Виноградов.




Среди перспективных для инвестиций направлений К. Виноградов назвал облачные решения для бизнеса, которые позволяют повышать его эффективность и перестраивать его кардинально. Например, бизнес-модель Software as a Service (SaaS) – когда программное обеспечение предоставляется по подписке в облаке. «Даже самые консервативные компании, например, банки, уже начали активно это использовать. Это тренд, который непонятно что сможет остановить. Все больше бизнесов будут отдавать свои процессы в облако, и на этом можно зарабатывать, если правильно инвестировать в решения на базе облачных технологий».

«Вторая большая тема - это deep tech, сложные программные продукты, драйвером которых является рост объемов данных в мире. В мире все больше данных и нужно все больше эффективных алгоритмов, чтобы их обрабатывать, инфраструктуры, чтобы их переваривать на уровне бизнеса и конкретных решений», - отметил К. Виноградов. По его словам, у этой темы есть несколько перспективных для инвестиций подкатегорий - машинное обучение, облачная инфраструктура, программное обеспечение с открытым кодом, интернет вещей, а также квантовые вычисления. «Тот объем данных, который производится, сложно обрабатывать классическими методами. Всегда есть запрос на новые методы вычислений, и квантовые компьютеры позволяют решать многие задачи гораздо более эффективно», - отметил спикер.

Еще одна тема, «возможно, самая интересная», - IT для крупных регулируемых консервативных рынков, в частности, финансов, образования и здравоохранения, считает
К. Виноградов: «На этих рынках крутится огромное количество денег. Они очень медленно внедряют новые технологии, которые позволяют создавать новые сервисы в привычных сферах жизни. Мы видим огромный пласт новых игроков, которые обыгрывают старые консервативные компании со столетними брендами. Самый яркий пример в России в сфере финансов – «Тинькофф», который появился более 10 лет назад, но до сих пор нет никакой альтернативы в формате полноценного крупного диджитал-банка, хотя, казалось бы, интернет как технология для банков не нова абсолютно. Аналогичная история происходит в сфере здравоохранения и образования, и там большой потенциал для инвестиций».

«Не видно мгновенного драйвера, который может привести экономику в быстрый рост», - экономист Леонид Григорьев



«Не видно мгновенного драйвера, который мог бы привести экономику в быстрый рост», - заявил к.э.н, главный советник Аналитического центра при правительстве РФ, ординарный профессор, руководитель Департамента мировой экономики НИУ ВШЭ
Леонид Григорьев на закрытой бизнес-встрече инвесторов, владельцев бизнеса и экономистов «Рецессия со знаком плюс. Как пережить экономические катаклизмы», организованной инвестиционной компанией «ВЕЛЕС Капитал» в партнерстве с «Ведомости Конференции».

Инвестиционные проекты с госучастием, которые призваны стимулировать развитие экономики, – «это секонд бест, то есть хорошо, но лучше был бы нормальный инвестиционный бум», отметил Л. Григорьев, добавив при этом, что в мире тоже нет инвестиционного бума, там он зажат жесткой регуляторной политикой.
Чтобы выйти из застоя нужно придать динамики малому бизнесу, поддержав его финансово, убежден Л. Григорьев: «Сорок крупных концернов, из которых состоит большая реальная экономика, - это примерно половина капиталовложений страны. Вторая половина – это малый бизнес и прочее».

Касаясь вероятности глобального кризиса, Л. Григорьев отметил, что «перегрева в мировой экономике нет» и назвал несостоятельными «вопли СМИ о том, что раз МВФ снизил прогноз роста мировой экономики с 3,5 % до 3,0%, то это кризис».

«Внешние шоки возможны (нефть или политика), но напомню, что финансовых кризисов в истории мирового рыночного хозяйства было ровно в 2 раза больше, чем экономических, - отметил Л. Григорьев. - То, что может лопнуть биржа, обанкротиться банк, – не означает немедленного экономического кризиса».

«В ближайшее время мы не ожидаем больших потрясений от изменений цен на нефть, - добавил экономист. - Пока работает соглашение ОПЕК + Россия, не будет очень больших свингов нефти, и мы можем продержаться 2020-й год. Мы не ждем большого шока от торговой войны Китая и США: во-первых – китайцам она не нужна, во-вторых, американское правительство закончит войну до своего Рождества. Где-то в феврале выйдет традиционный доклад президента Конгрессу, где, думаю, будет написано, что он выполнил все обещания перед выборами, победил в торговой войне и все в порядке. Это неизбежный элемент предвыборной кампании».

Л. Григорьев призвал не верить тому, что десятилетний цикл имеет смысл сам по себе: «Жесткой периодики нет. То, что предыдущий кризис был в 2008-2009 году, неважно по одной простой причине: заметного подъема в развитых странах не было до 2014 года. Так что главное - избежать политических потрясений и не дать уговорить себя на кризис».

«Позитивные изменения в экономике произойдут, когда мы осознаем, что нужно дать какую-то экономическую свободу», - экономист Алексей Ведев



«Позитивные изменения в экономике произойдут, когда мы осознаем, что нужно дать какую-то экономическую свободу», - заявил д.э.н., ведущий научный сотрудник лаборатории финансовых исследований Института экономической политики Е.Т. Гайдара Алексей Ведев на закрытой бизнес-встрече инвесторов, владельцев бизнесов и экономистов «Рецессия со знаком плюс. Как пережить экономические катаклизмы», организованной инвестиционной компанией «ВЕЛЕС Капитал» в партнерстве с «Ведомости Конференции».

Алексей Ведев отметил, что в основе нового сценария развития российской экономики лежат национальные проекты и бюджетные деньги. По его словам, теперь частный бизнес должен ориентироваться на национальные проекты и на инициативу государства. Ключевой риск такого сценария экономист видит в том, что финансирования на национальные проекты может оказаться недостаточно для того, чтобы экономика вышла из стагнации.

Говоря о рисках, Алексей Ведев также отметил, что в России высокая закредитованность населения, а реальные заработные платы растут быстрее производительности труда. «Я крайне скептически отношусь к экономическому росту в следующем году и ожидаю темпа в 0,5%-1%», - сказал А. Ведев. Спикер подчеркнул, что для позитивных изменений в экономике нужна экономическая свобода, в частности, для малого бизнеса.

«Рецессия будет совершенно иной, нежели в предыдущие разы», - экономист Олег Буклемишев




«В этот раз рецессия будет совершенно иной, нежели в предыдущие разы, и историческую память можно использовать лишь в ограниченных масштабах», - заявил заместитель декана, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова к.э.н, Олег Буклемишев на прошедшей в Москве закрытой бизнес-встрече инвесторов, владельцев бизнесов и экономистов «Рецессия со знаком плюс. Как пережить экономические катаклизмы», организованной инвестиционной компанией «ВЕЛЕС Капитал» в партнерстве с «Ведомости Конференции».

«В панику впадать точно не надо», - убежден экономист, но надо понимать, что «мы живем в совершенно новую экономическую эпоху, а люди продолжают мыслить старыми категориями».

«В сегодняшнем мире иное соотношение материальных и нематериальных инвестиций, - отметил Олег Буклемишев. - За последние 40 лет соотношение вывернулось наизнанку: раньше 80% составляло материальное, а сегодня наоборот - преобладают инвестиции в документарные ценности. В итоге рецессия в сегодняшнем мире больше финансовая, чем экономическая».

«Доля китайской экономики в мире многократно возросла – экономический рост идет в основном оттуда и из региона Юго-Восточной Азии в целом», - добавил экономист. Рынок тоже изменился: «Сейчас активные инвесторы - вымирающий вид. Инвестиции уходят в пассив: индексирующая толпа идет за тем, кто следит за рыночными трендами, ведется на сигналы алгоритмов. Здесь эпоха доминирования искусственного интеллекта наступила раньше, чем ожидалось».
Индекс, фиксирующий неопределенность экономической политики на основании публикаций в ведущих американских газетах, в последнее время превышает свои уровни в период экономического кризиса 2008-2009 годов, отметил О. Буклемишев.




Китай и США оказывают ключевое влияние на рынки: «Последние крупные негативные изменения на рынке связаны в основном с Китаем, позитив приносит только монетарная политика Соединенных Штатов».

Один из результатов этой политики – снижение процентных ставок, рост рынков и кредита. Тем не менее по-прежнему питательной средой для финансовых потрясений служит закредитованность, а со времен прошедшего глобального кризиса совокупный долг вырост значительно быстрее, чем накопленное человечеством богатство».
«Будет ли кризис в России? Да, будет. Будет ли больно? Да, мы, как и ранее, упадем гораздо больнее, чем остальной мир», - убежден О. Буклемишев.

Экономика России будет в относительных аутсайдерах из-за политического контроля – экономист Олег Вьюгин на закрытой бизнес-встрече ИК «ВЕЛЕС Капитал»


Экономика России будет в относительных аутсайдерах из-за политического контроля, заявил председатель наблюдательного совета Московской биржи, председатель совета директоров НАУФОР, профессор НИУ ВШЭ Олег Вьюгин на закрытой бизнес-встрече инвесторов, владельцев бизнесов и экономистов «Рецессия со знаком плюс. Как пережить экономические катаклизмы». Встреча была организована инвестиционной компанией «ВЕЛЕС Капитал» в партнерстве с «Ведомости Конференции».

«Экономический рост России – это продолжение политики», - отметил О. Вьюгин. По его словам, в экономике страны в настоящее время важную роль играет политический контроль. «Так как политика питается деньгами, то нужно контролировать эти деньги, а для этого нужно контролировать бизнес, создавать государственные компании и корпорации, а там, где нет государства, контролировать другими способами», - сказал спикер.

О. Вьюгин считает, что от этого контроля власти не откажутся, и, хотя это и допустимый сценарий развития, «экономика в такой ситуации будет расти, но очень вяло».
«Успешно развиваются экономки, где есть нормальный контроль – то есть всегда есть составляющая экономической свободы, которая позволяет креативить, создавать, внедрять, в том числе цифровые технологии», - подчеркнул экономист.

«Надо потратить время на «домашнюю работу», чтобы оказаться в чемпионах», — Игорь Рябенький о венчурных инвестициях



«Высокая доходность на венчурном рынке сопряжена с высоким риском — надо потратить какое-то время на „домашнюю работу» и понимать, с кем и во что ты инвестируешь, чтобы оказаться в чемпионах, а не в аутсайдерах», — заявил Игорь Рябенький, управляющий партнер AltaIR Capital, основатель AltaClub, один из первых и самых успешных бизнес-ангелов России. Почему для инвестора область венчурных инвестиций является одной из наиболее интересных и почему её стоит рассматривать как часть портфеля Рябенький рассказал на закрытой бизнес-встрече инвесторов и ведущих экономистов «Рецессия со знаком плюс. Как пережить экономические катаклизмы», организованной инвестиционной компанией «ВЕЛЕС Капитал» в партнерстве с «Ведомости Конференции».

«Рынки демонстрируют поразительную эффективность. Можно просто отслеживать фондовый индекс и идти вместе с рынком. Это весело в момент, когда рынок растет, но рынки подвержены откатам, и к этому тоже надо быть готовым, — отметил Рябенький. — Венчурный рынок гораздо более рисковый. В отличие от фондового он менее демократичен — доступ к лучшим проектам ограничен, и он неликвиден, нельзя в любой момент выйти из инвестиции. С другой стороны, последовательно непубличные equity демонстрируют большую доходность по сравнению с фондовым рынком».

Профессор University of Chiсago Стив Каплан на основе анализа VC & PE фондов за 10 лет пришел к выводу, что непубличные акции показывают большую доходность по сравнению с фондовым рынком примерно на 20%, рассказал И. Рябенький: «При этом 20% фондов заберут себе 80% доходности. То есть средняя доходность портфеля венчурных инвестиций опережает рынок, но при этом чемпионы — лучшие управляющие — намного опережают среднюю доходность по рынку».

«За последние 10 лет ситуация на венчурном рынке изменилась: сильно выросло количество венчурных фондов, появились успешные игроки, нормальные, эффективные механизмы соинвестирования, созданные для того, чтобы не набивать себе шишки самому, а пройти эту школу с минимальной болью и максимальной прибылью», — отметил управляющий партнер AltaIR Capital. Кроме того, по его словам, стали доступными механизмы ликвидности: «В нашем клубе частных инвесторов AltaClub почти на каждом раунде бизнес-ангелы получают предложение от фонда о выкупе своих долей по оценке нового раунда».




На вопрос о перспективах привлечения инвестиций в российские стартапы Игорь Рябенький ответил: «Несмотря на глобальный фокус, нас по-прежнему интересуют проекты из России, но в основном те, что ориентируются на мировой рынок . Есть несколько стартапов, в которые мы инвестировали, потому что они изначально были глобальны внутри России, могли сильно вырасти и стать лидерами на местном рынке. Если вложиться в такие проекты на ранней стадии, они могут принести значительную прибыль. Есть компании, которые начинали как чисто российские, а потом наступили реалии 2013–2014 годов. Когда они поняли, что не смогут привлечь деньги на новые раунды, мы помогли им переехать в Соединенные Штаты и стать по-настоящему международным бизнесом».

«Какая часть венчурных инвестиций может оказаться неуспешной — очень сильно зависит от стадии и от самого инвестора, — отметил Рябенький. — У нас небольшое количество списаний, но на то мы и профессионалы. В то же время по модели мы готовы к списанию до 80% инвестиций. Это не значит, что проекты разорятся. Для нас лучшая ипостась — если проект вырос в 100 раз. Так бывает крайне редко, но бывает. Мы не входим в проект, если не видим, что он вырастет как минимум в 10 раз. Второй сценарий — это если проект полностью разоряется. Есть проекты, которые переходят в стадию лайфстайл-бизнеса для основателей, они приносят прибыль, но не растут и ничего не приносят венчурным инвесторам. Достаточно большое количество проектов так и живет. Из них надо при любой возможности на любых условиях выходить. Те 20% проектов, которые тянут весь портфель, в 3–5 раз увеличивают капитал успешного инвестора. Дальше зависит от стадии: чем дальше стадия, тем больше падает прибыльность, хотя при этом падает и смертность. Если ты заходишь на поздних стадиях, вероятность того, что проект закроется, в разы меньше. Почему нам сложно инвестировать в Европу? Европейский менталитет гораздо менее терпим к поражению: там меньше списания, но также и гораздо меньше успешных звёзд».

«Все проекты, которые есть в нашем портфеле, — это проекты, в которые мы вложились на очень ранней стадии. Это сумасшедший риск, но наша цель — получить максимально прибыльный выход», — подчеркнул инвестор.

В качестве перспективных секторов для венчурных инвестиций Игорь Рябенький назвал в первую очередь разработки в области b2b-инструментов по повышению продуктивности бизнесов, которые очень востребованы на глобальном рынке, например, дистанционные офисные доски, позволяющие создать единое рабочее пространство для распределенных команд из разных стран мира. Также в тренде сервисы по доставке товаров потребителям (direct-to-consumer) и все, что связано с медицинскими услугами.